Т

е же сложные явления наблюдались в испанской скульптуре. В первой половине XVI столетия в Испании работало много иностранных мастеров, привлеченных Карлом V и высшей знатью, побывавшей в Италии. Итальянцы Доменико Фанчелли, Джованни Морето, Джованни ди Нола, Якопо Флорентино, Пьетро Торриджани, французы Филипп де Бигарни и Жан де Бургонь создавали гробницы и статуи для ретабло. Они невольно подчинялись вкусам и традициям испанцев. Так, Фанчелли исполнил деревянные полихромные статуи Фердинанда и Изабеллы, коленопреклоненных перед аналоем (1516, сакристия королевской капеллы в Гранаде). Филипп де Бигарни, известный в Испании как Фелиппе де Боргонья (ок. 1470—1543), создал для ретабло той же капеллы реалистические рельефы из алебастра на темы испанской истории ("Сдача Гранады", "Крещение мавров" и другие; илл. 15).

Итальянские веяния в скульптуре XVI столетия

илл. 15. Фелиппе де Боргонья. Сдача Гранады.
Рельеф ретабло королевской капеллы в Гранаде

С другой стороны, испанские скульпторы усваивали формы итальянского Возрождения. Наиболее крупными из них были Дамиан Формент (1480—1543), Диего де Силоэ (1495—1563) и Бартоломе Ордоньес (ум. 1520). И Силоэ и Ордоньес были в Италии, где изучали Донателло и Микеланджело. У себя на родине Ордоньес работал не только в привычной для испанцев технике деревянной пластики, но и в мраморе. Исполненные им гробницы епископа Хуана Фонсека (город Кока), кардинала Сиснероса (капелла университета в Алькала де Энарес), Филиппа Красивого и Хуаны Безумной, родителей Карла V (1513, королевская капелла в Гранаде), и рельефы со сценами из жизни св. Евлалии (собор в Барселоне) отличались благородной простотой, пластической законченностью, гармонией и величием.

Рельефы включены в рамы с классическим декором: стройными колоннами, лежащим на них антаблементом с триглифами и метопами или бордюром из ов и пальметок. Зачастую внизу под основным рельефом помещался меньший, изображавший грифонов или путти, стоявших по обе стороны вазы.

Итальянские веяния в скульптуре XVI столетия

илл. 16. Бартоломс Ордоньес.
Рельеф гробницы Филиппа Красивого и Хуаны Безумной

Растительные орнаменты из гирлянд, фруктов и листьев аканфа были очень близки к орнаментике итальянского Возрождения. Гробница Филиппа и Хуаны украшена не только статуями святых и аллегорическими фигурами, но и сфинксами, ласкающими маленьких крылатых путти. По боковым сторонам саркофага, помещенные между колонок, находятся большие круглые медальоны со сценами из жизни Христа (илл. 16). С тонким чувством ритма плавных, округлых линий вписаны фигуры в итальянское тондо.
Некоторые из них, исполненные вполоборота или со спины, напоминают по трактовке Кумскую и Дельфийскую сивилл Микеланджело в Сикстинской капелле.

Итальянские веяния в скульптуре XVI столетия

Cripta de Santa Eulalia, Catedral de Barcelona

Лица усопших портретны. Поражает нежное, тонкое, тронутое болезненной печалью лицо Хуаны Безумной. Сурово худое, остроносое, некрасивое лицо Сиснероса с тонкими губами и дряблой кожей. Ордоньес умел сочетать гармонические формы Возрождения с глубокой искренностью. Прекрасно владея анатомией человеческого тела, он, как и все испанцы его времени, обычно избегал обнаженных фигур, и, если иногда их изображение требовалось сюжетом, оно отличалось высокой целомудренностью ("Св. Евлалия на костре"). В этом Ордоньес тоже оставался испанцем.

Ордоньес умер молодым, его творчество еще не было затронуто новыми веяниями в искусстве, оказавшими такое влияние на испанских мастеров второй трети XVI столетия.