Е

сли Яньес в основном все же следовал принципам Высокого Возрождения, то художники следующего поколения, изучая великих мастеров Италии, уже шли по пути маньеризма.

Итальянские веяния в испанской живописи XVI века

Франческо Сальвиати. Неверие Св. Фомы. Ок. 1543—1547

Таково было творчество Хуана де Хуанеса (1523—1579), Луиса де Варгаса (1502—1568), Педро Вильегас де Мармолехо (1520—1596) и других. В своей "Тайной вечере" (Мадрид, Прадо) Хуан де Хуанес несомненно стремился подражать "Тайной вечере" Леонардо. Как и в знаменитой миланской фреске, ученики взволнованно реагируют на слова Христа, сказавшего, что один из них предаст его (илл. 21) Хуанес тоже пытается разместить апостолов по группам, по три человека в каждой. Но четкая горизонталь композиции Леонардо нарушена уже тем, что первый план загружен громоздкими предметами — блюдом, кувшином, чашей, — в глубине по бокам видны тяжелые портьеры. Движения апостолов не координированы.

У испанца все эмоциональнее: выражения лиц, движения, жесты. Картина полна страстного темперамента и напряженности. Один из апостолов, сложив ладони простертых рук, даже упал на колени. И сам Христос у Хуанеса сильно отличается от Христа миланской фрески.

Маньеризм в испанской живописи XVI века

Илл. 21. Хуан де Хуанес. Тайная вечеря

У Леонардо он погружен в глубокое и печальное человеческое раздумье о предательстве, о неизбежности страдания на кресте. У Хуанеса выступает иной мотив, напоминающий о церковном таинстве — причастии. Его Христос держит в руке гостию (Прим.: Гостия (лат. — жертва) — круглая облатка из пресного теста. Обычно с символическим изображением ягненка и креста. Употребляется при причастии в католической церкви).

В "Избиении св. Стефана" (Мадрид, Прадо) маньеристические черты выступают ярче: лица искажены уродливыми гримасами, жесты утрированы, пропорции фигур сильно вытянуты, толпа изображена как единая нерасчлененная масса.

В Андалусии работал ряд нидерландских маньеристов, побывавших в Италии: Штурм, Фрутет, Кемпенер и другие. Петер Кемпенер (1503—1580), уроженец Брюсселя, проработал в Севилье двадцать пять лет (с 1537 по 1562 г.), сжился с Испанией и известен под испанским именем Педро де Кампанья. В его знаменитом "Снятии с креста" (1547, Севилья, собор) очень живо передано волнение женщин, внимательно, тревожно и горестно следящих за тем, как опускают на землю тело их учителя. За ними — просторный пейзаж с городом, окруженным горами. Эта картина позже произвела огромное впечатление на Мурильо, и он долго изучал ее. Выразительны народные типы в картинах для церкви св. Анны в Севилье: "Встреча у Золотых ворот", "Рождение богоматери", "Рождение Иоанна Крестителя", "Поклонение пастухов". Педро де Кампанья обычно строит свои композиции по вертикали, движение бурно развивается вверх, жесты динамичны.