В

Италии к середине XVI века, когда Возрождение было исчерпано, начало развиваться новое, сложное и противоречивое направление — маньеризм, — порожденное усилившейся феодальной реакцией. Художники-маньеристы выступили против завоеваний Возрождения, против основного в нем — утверждения ценности реального мира.

Маньеризм

Alonso Berruguete. Ecce Homo (1525)

Маньеризм из Италии распространился и в другие страны Европы — в Нидерланды, Францию и Испанию. Динамизм и экспрессия нового художественного направления не были чужды испанским мастерам, и потому оно легко воспринималось ими. Осмысляя по-своему создания великих мастеров итальянского Возрождения, испанцы в поисках большей выразительности привносили в свои произведения свойственный маньеризму беспокойный ритм, разобщенность композиционного построения, игру переплетающихся линий.

Однако маньеристическое направление в Испании имело несколько иные формы, чем в Италии. При нарочитой нечеткости и раздробленности композиции, отказе от классически уравновешенной расстановки фигур, утрировании жестов произведения испанских мастеров не утрачивали жизненности, характерности и реальности образов. Это особенно ярко проявлялось у такого крупного, своеобразного мастера, как Алонсо Берругете (ок. 1490—1561). Сын живописца Педро Берругете, придворный художник Карла V, он долго жил в Италии, во Флоренции и Риме, копировал там Лаокоона, изучал произведения Микеланджело.

Вернувшись в Испанию, он, как и его соотечественники, работал для ретабло, и материалом служили ему дерево или алебастр. Свои статуи он сам расписывал. Современники считали Берругете величайшим скульптором. О нем писали Хуан де Арфе, Диас дель Валье, Франсиско Пачеко, Хусепе Мартинес, Фелиппе де Гевара и другие художники, историки и теоретики испанского искусства в XVI и XVII веках. Гуманист Кристобаль де Вильялон в сочинении "Искусное сравнение античности с современностью", отмечая знаменитейших мужей своего времени — Рафаэля, Микеланджело, Дюрера, называет и "живущего в Вальядолиде Алонсо Берругете".