нать и выражавшая ее интересы монархия, владевшая золотом Америки, предпочитали покупать европейские товары и не заботиться о поддержке национальной промышленности и сельского хозяйства, о развитии буржуазных отношений. Влияние церкви сказывалось на всех сторонах жизни. Поэтому гуманистические идеи не получили в Испании глубокого философского развития и обоснования.

Первые испанские гуманисты

Iglesia de San Juan de los Reyes - Manposteria (Espana, Toledo)
Illustration: antonio velez

Испанские ученые и философы XVI века не смогли подняться до уровня мышления Телезио, Галилея и Джордано Бруно, хотя в стране и появились мыслители, выражавшие интересы антифеодальных кругов общества, вступавшие в борьбу за светскую науку, против церковных догм и средневековой схоластики. Испанские гуманисты Луис Вивес, Хуан Уарте Мигель Сервет, Франсиско Санчес, Хуан де Вергара и другие призывали к опытному исследованию природы, учили, что ощущение и разум дают истинное понимание действительности. Хуан Уарте (ок. 1535— 1592) писал, что тот, кто поймет язык природы в ее творениях, многому научится, в то время как средневековые церковные догмы подменяют познание измышлениями о чудесах.

Желание освободиться от опеки церкви побуждало многих испанцев интересоваться и творениями немецкого гуманиста Эразма Роттердамского и идеями реформации. Сочинения Мартина Лютера были изданы в Антверпене на испанском языке. Но даже передовые гуманисты Испании были осторожны в вопросах религии, их антиклерикальная критика была ограничена.

Первые испанские гуманисты

Monasterio de San Juan de los Reyes (Espana, Toledo)
Illustration: pmrmaeyaert

Иным, по сравнению с Италией, было и отношение к античности. Испанская гуманистическая мысль не искала в ней опорных пунктов для утверждения нового мировоззрения. Возможно, в этом сыграло роль арабское наследие — античность уже не была для Испании таким откровением, как для остальной Европы, в открытии мира и человека. В период владычества мавров происходило приобщение испанцев к арабской культуре. Король Кастилии и Леона Альфонсо X Мудрый (1252— 1284) привлекал для преподавания в школах ученых мавров. В годы средневековья почти все образованные испанцы владели арабским языком. Это давало им возможность познакомиться с передовой мыслью ученых Кордовского халифата. В числе их был знаменитый мыслитель Ибн-Рошд (Аверроэс) (1126—1198), комментировавший Аристотеля, сочинения которого так исказила в своих толкованиях церковь. Конечно, испанцы были знакомы и с арабской литературой, лирической поэзией, воспевавшей земную любовь, красоту природы и радости жизни.

Античности некоторые испанские гуманисты предпочитали современность: готические соборы Толедо, Леона и Севильи. Они находили в них большую красоту и более совершенные пропорции, чем в древних памятниках Греции и Рима. Так мыслил и один из видных гуманистов Испании, Кристобаль де Вильялон, автор сочинения "Искусное сравнение античности с современностью" (1539). Вильялон был широкообразованным человеком, путешествовал по всей Европе, говорил на многих европейских языках, знал латинский и греческий.